Кассационная (апелляционная) жалоба на решение суда о лишении родительских прав


Комментарий адвоката В. Н. Соловьева, работавшего по делу:

Адвокат в Санкт-Петербурге

С 2012 года изменился порядок обжалования: такие жалобы теперь называются апелляционными. По этому делу в районном суде мы не работали - клиент обратился к нам уже после вынесения решения. А зря: после изучения материалов, стало очевидным, что именно отсутствие адвоката в первой инстанции привело к столь неприятным последствиям. К счастью, большое количество допущенных судом нарушений позволило нам успешно оспорить решение.

Посмотрите наши другие решения и иски по жилищным спорам. Узнайте, какую работу мы выполняем по делу.



опытные адвокаты по жилищным и семейным делам спорам вопросам проблемам в Санкт-Петербурге, практика - с 1996 года

Решение вынесено не в вашу пользу?

Не волнуйтесь, мы обжалуем его!

Посмотрите, как подробно и качественно мы пишем апелляционные и кассационные жалобы Свяжитесь с нами, мы изучим дело и составим все необходимые жалобы.

лучшие опытные адвокаты по жилищным и семейным делам спорам вопросам проблемам в Санкт-Петербурге, практика - с 1996 года

Обязательно посмотрите наши положительные решения по жилищным и семейным спорам, образцы исков, а также, инструкцию: "Как выбрать адвоката".

Посмотрите наши видеоконсультации на эту тему:

лишение родительских прав, лишить отца мать родительских прав, порядок лишения родительских прав, адвокат по лишению родительских прав

Лишение родительских прав

Муж бросил нас с сыном и уехал жить в другую семью. Денег не дает, с ребенком не общается. Я считаю, что такой отец ребенку не нужен. Что нам делать?




  В Судебную коллегию по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

от ответчика по делу № 2-......

. ......... Александра Анатольевича,

адрес: Санкт-Петербург, .........

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на решение о лишении родительских прав

..... апреля 20__ года Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга вынес решение, которым лишил меня родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына – ........ Виктора Александровича.

Считаю, что при рассмотрении дела судом существенно нарушены нормы материального и процессуального права по следующим основаниям.

1. Суд первой инстанции не принял во внимание, что я постоянно выполнял обязанности по содержанию сына.

Так, на л.д. 44 имеется справка, подписанная директором школы № ....…......, согласно которой я работал в этой школе в период с 1.09.2001 г. по апрель 2005 г. и в этот период с меня ежемесячно удерживались алименты на сына Виктора в размере 25% от моей заработной платы. На л.д. 43 имеется справка ............. № 314, согласно которой, я работал учителем в указанном образовательном учреждении в период с 1.09.2005 г. по 31.12.2009 г., и в этот период их моих доходов удерживались 25%, которые перечислялись ............. Елизавете Викторовне.

2. Судом не принято во внимание, что истица постоянно препятствовала мне в общении с ребенком.

Решением ............. районного суда Санкт-Петербурга от ............. г. (л.д. 75-77) установлена обязанность ............. Елизаветы Викторовны не чинить мне препятствия в общении с сыном, кроме того, этим решением был установлен график общения с ребенком. Решение обжаловалось в кассационном порядке, однако решение было оставлено без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения. Решение вступило в законную силу 14.01.2009 г. (л.д. 50, ). Указанное решение суда свидетельствует, что ............. Е. В. препятствовала мне в общении с ребенком, то есть, произвольно и незаконно ограничивала мои права родителя, предоставленные мне семейным законодательством. В связи с этим между мной и ............. Е. В. неоднократно возникали конфликты, что самым негативным образом сказалось на наших взаимоотношениях. В связи с этим, полагаю, что ............. Е. В., проживая совместно с ребенком, постоянно настраивала его против меня. Именно этим вызваны показания, данные сыном при рассмотрении настоящего дела. Однако суд, осознавая эти факты, и зная об указанном выше заключении эксперта, не предпринял мер для установления подлинного, объективного волеизъявления ребенка и его отношения ко мне, и нашим встречам, т. е. суд не назначил соответствующую судебно-психологическую экспертизу. Между тем, эксперт мог бы дать бы ответ на вопрос об отношении сына ко мне, о его желании иметь встречи со мной, и мог бы объяснить изменение отношения ребенка ко мне (если это изменение имело место в действительности).

После вступления в законную силу указанного решения ............. районного суда Санкт-Петербурга от ............. г. (л.д. 75-77), ............. Е. В. продолжила систематически препятствовать мне в общении с ребенком в часы, установленные судом, тем самым, не выполняя решение суда. Об этом свидетельствуют имеющиеся в материалах дела акты от 14.06.2009 г. (л.д. 55), 12.07.2009 г. (л.д. 62), 26.07.2009 г. (л.д. 61), 9.08.2009 г. (л.д. 60), 27.12.2009 г. (л.д. 71), а также мои заявления судебным приставам с просьбой устранить нарушения закона от 13.07.2009 г. (л.д. 59), 14.07.2009 г. (л.д. 56), 9.08.2009 г. (л.д. 58), 11.08.2009 г. (л.д. 57), 28.12.009 г. (л.д. 70). Также, мною обжаловались незаконные действия судебных приставов - исполнителей об окончании исполнительного производства. Соответствующее незаконное постановление было отменено (л.д. 69). Хотелось бы отметить, что истица сама признала, что препятствует мне в реализации моего права на общение с ребенком и тем самым не выполняет решение суда (л.д. 111-об). Таким образом, я никогда не отказывался от общения с сыном, более того, постоянно предпринимал все меры для того, чтобы это общение не прерывалось.

3. Суд проигнорировал требования ст. 61 ГПК РФ.

На основании этой нормы, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Как было указано выше, решением ............. районного суда Санкт-Петербурга от ............. г. (л.д. 75-77), вступившим в законную силу, установлено на основании заключения эксперта, что ребенок ............. Виктор, 1999 г. р., воспринимает встречи с отцом в целом положительно, проявляя настороженность в связи с имевшими место телесными наказаниями. К будущим встречам ребенок настроен также положительно. В решении подчеркивается, что у суда нет оснований не доверять заключению эксперта, и его можно положить в основу решения. Далее, судом установлено, что имевшие место в прошлом телесные наказания не расцениваются как злоупотребление родительскими правами, наносящее вред здоровью ребенка. Каких-либо доказательств того, что встречи ребенка с отцом приносят несовершеннолетнему ребенку вред, судом не установлено, из заключения эксперта – психолога следует, что общение отца с ребенком не ухудшает психическое состояние несовершеннолетнего, ............. Виктор положительно относится к встречам с отцом (л.д. 75-77). Тем не менее, Куйбышевский районный суд, рассматривая настоящее дело, заново заслушал показания истицы и ее свидетелей относительно телесных наказаний, и дал им новую, противоположную, правовую оценку. Полагаю, что эти действия суда являются грубейшим нарушением норм процессуального права, делая вынесенное решение неправосудным.

4. Выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют материалам дела вследствие того, что суд не произвел оценки доказательств.

В судебном заседании (л.д. 111) истица указала, что ребенок запуган визитами судебных приставов. То есть, истица утверждает, что не я, а приставы, исполняющие решение суда, являются фактором, оказывающим на ребенка негативное влияние. Совершенно очевидно, что визиты приставов спровоцированы самой истицей: если бы она не чинила мне препятствия в общении с сыном, мне не пришлось бы прибегать в принудительному исполнению судебного решения. Также совершенно очевидно, что отношение истицы ко мне крайне негативное, что несомненно сказывается на ребенке: истица постоянно формирует у ребенка негативное отношение ко мне. Суд в решении указал, что я неоднократно применял к ребенку физическую силу. Однако это утверждение не соответствует материалам дела. Так, в судебном заседании от 9.03.2010 г. (л.д. 111-об) я показал, что ударил сына всего 1 раз прутом по попе в воспитательных целях. Факт того, что удар был один признала и истица. На основании ст. 68 ГПК РФ, признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Таким образом, факт того, что я ударил ребенка только 1 раз, а не избивал систематически, является однозначно установленным. В судебном заседании (л.д. 111-об) суд заслушал мнение ребенка относительно предмета иска. При этом, ребенок с начала судебного заседания находился в зале заседаний, слышал все показания истицы, и, следовательно не мог не находиться под их влиянием. Во время опроса ребенка его родственники из зала не удалялись, что также оказывало на ребенка психологическое давление. Таким образом, объяснения ребенка нельзя рассматривать как полностью объективные. Тем не менее, ребенок все же признал, что родственники настраивали его против меня (л.д. 111-об).

Свидетель ............. Э. А. (мать истицы) показала, что я несколько раз избивал сына розгой, ей это стало известно от ребенка (л.д. 112). Эти показания противоречат показаниям истицы, которая утверждала, что ей известен только один такой эпизод (л.д. 111-об). Далее свидетель показала, что ни она, ни истица не настраивали ребенка против меня (л.д. 112-об), однако это противоречит показаниям самого ребенка, который дал суду противоположные показания (л.д. 111-об). Однако суд не дал оценки этим противоречиям и не предпринял мер для установления истины.

В деле имеется заключение органа опеки и попечительства МО «............. округ» о целесообразности лишения меня родительских прав (л.д. 117). В тексте документа констатировано, что я не уклоняюсь от выполнения обязанностей родителя в отношении несовершеннолетнего сына, т.к. я перечисляю денежные средства на его содержание, встречаюсь с ребенком. Решающим основанием для лишения меня родительских прав, по мнению органа опеки, является применение розги в качестве меры наказания и то, что встречи с ребенком наносят ему психологическую травму. Причем, последний вывод абсолютно не мотивирован: не ясно, что такое «психологическая травма» в понимании органа опеки, в связи с чем она возникла, какую опасность она представляет для здоровья ребенка, какие из моих действий ее вызвали и т. п. Более того, сам термин «психологическая травма», употребляемый лицами, не обладающими познаниями в области психологии, является в данном случае лишь фигурой речи, за которой нет никакого обоснованного содержания. Полагаю, что у представителя органа опеки не имелось оснований делать выводы в области психологии – науки, в которой данный представитель не является специалистом. Между тем, суд, не дав никакой оценки этим очевидным фактам, использовал термин «психологическая травма» в решении, не потрудившись объяснить свое понимание этого термина. Более того, суд не предпринял никаких мер для выяснения истинного отношения сына ко мне. Это можно было сделать путем проведения судебно-психологической экспертизы.

5. Суд нарушил требования ГПК РФ в части подготовки к судебному разбирательству.

Суд не определил предмет и средства доказывания. На основании ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, «... суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались». Это требование судом было проигнорировано, предмет доказывания определен не был, в результате ответная сторона не имела информации, какие факты подлежат доказыванию, и не смогла собрать и представить суду требуемые доказательства в нужном объеме. Очевидно, что норма ч. 2 ст. 56 ГПК РФ введена законодателем для защиты прав сторон, не имеющих достаточных правовых знаний, и является дополнительной гарантией вынесения справедливого и объективного решения. Невыполнение судом требований данной статьи ставит стороны в неравное положение, зависящее от степени их юридической подготовки. Эта позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 24.08.2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству». В этом документе, в частности указано: «Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 ГПК РФ)». Таким образом, судом первой инстанции не выполнено прямое указание Верховного Суда РФ, что существенно нарушило мои процессуальные права и не дало возможности в полном объеме собрать и представить в суд требуемые доказательства.

6. Суд нарушил требования ГПК РФ в части приобщения к материалам дела письменных доказательств.

На основании ст. 71 ГПК РФ, письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Однако к делу приобщены копии документов, которые не заверены судом надлежащим образом: на них имеется штамп «копия верна судья», однако подпись судьи отсутствует, что не позволяет считать эти документы надлежащими доказательствами (л.д. 40 – 75).

7. Суд неверно применил нормы материального права.

На основании ст. 69 СК РФ, родители могут быть лишены родительских прав, если они:

- уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

- отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций;

- злоупотребляют своими родительскими правами;

- жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

- являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;

- совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Исходя из материалов дела, единственным нарушением, которое я допустил, было разовое наказание ребенка за провинность розгой. Этот факт признан и истицей, и мной, и сомнению не подлежит. Из этого, подчеркиваю, единичного за 11 лет жизни ребенка факта, суд сделал вывод, что я не выполняю родительские обязанности (не забочусь о нравственном и физическом развитии ребенка) и жестоко обращаюсь с ним. Такой вывод суда абсолютно необоснован, он опровергается имеющимися в деле материалами, в частности, заключением органа опеки «Владимирский округ» (л.д. 117). Я постоянно в полном объеме плачу алименты, и общаюсь с ребенком, когда этому не препятствует истица. Более того, из представленных мною актов, показаний самой истицы и моего сына следует, что несмотря на решение суда, мне постоянно на протяжении длительного времени препятствуют во встречах с ребенком, более того, ребенка настраивают против меня. Суд фактически основал решение на показаниях истицы, ее матери и судебного пристава-исполнителя. Однако в нарушение требований ГПК РФ, суд не произвел оценку доказательства на предмет их достоверности, в противном случае, от суда не укрылось бы то обстоятельство, что с истицей и ее матерью у нас были постоянные конфликты, в связи с тем, что они препятствовали моему общению с ребенком, и не выполняли решение суда. Что касается судебного пристава, то эта служба ранее незаконно прекратила исполнительное производство, а я добивался его возобновления. Таким образом, и истица, и свидетели являются лицами, с которыми у меня сложились крайне неприязненные отношения, следовательно, невозможно говорить об объективности данные ими показаний.

Хотелось бы обратить внимание кассационной инстанции, что ............. Е. В. в 2004 г. уже пыталась лишить меня родительских прав, в частности, в деле имеется Определение Василеостровского районного суда об оставлении без рассмотрения соответствующего искового заявления ............. Е. В. (л.д. 73).

Таким образом, полагаю, что рассмотрение дела и вынесение решения произведены с нарушениями материального и процессуального права: судом неправильное определены обстоятельства, имеющие значение для дела; не доказаны обстоятельства, имеющих значение для дела; выводы суда, изложенные в решении не соответствуют обстоятельствам дела.

Указанные нарушения лишили меня возможности в полном объеме опровергнуть исковые требования. Полагаю, что оспариваемое решение является незаконным и подлежит отмене.

На основании ст.ст. 336, 337, 361, 362 ГПК РФ,

ПРОШУ::

1. Полностью отменить оспариваемое решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от ........... г. по делу № ............ .

2. Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.


Приложение:
1. Копии апелляционной жалобы.
2. Квитанция об уплате госпошлины.

дата, подпись
адвокат по жилищным и семейным спорам, делам, вопросам, проблемам
опытные адвокаты по жилищным и семейным делам спорам вопросам проблемам в Санкт-Петербурге, практика - с 1996 года

Хотите посмотреть другие наши решения?

Вот наши положительные решения по жилищным и семейным делам.

Возможно, вам будет полезна эта информация с нашего сайта:

- Как выбрать адвоката (подробная инструкция) - здесь.

- Принципы нашей работы - здесь.

- Бесплатная консультация адвоката на форуме - здесь.

- Объем работы, который мы выполняем по делу - здесь.

- Ответы адвокатов на ваши вопросы - здесь.

- Образцы исков - здесь.

Мы старались.
Поделитесь информацией с друзьями!
Теги:

кассационная жалоба, адвокат по кассации, апелляционная жалоба, кассация, апелляция, отменить решение, отмена решения, изменить решение районного суда, Кассационная жалоба на решение суда о лишении родительских прав, кассация, как написать кассационную жалобу